пятница, 10 марта 2017 г.

«Ледовый поход» или полевые археологические исследования зимой.


В течение многих лет наша экспедиция проводит комплексные исследования совместно с представителями естественных наук, направленные на реконструкцию древнего ландшафта. Основным результатом этих работ стала реконструкция местоположения русла Днепра в «гнездовское» время – он располагался почти на сотню метров ближе к Центральному Городищу, чем в наши дни.  А вот внутренне озеро Бездонка оставалось «белым пятном» в наших знаниях о палеоландшафте. Существовало ли оно тысячу лет тому назад? Могло ли оно использоваться для прохода судов с Днепра и использоваться в качестве безопасной внутренней гавани?
На эти вопросы мы и пытались ответить во время зимней (29 января-4 февраля 2017 г.)
экспедиции Исторического музея.  Исследовать донные отложения можно только в холодное время года, когда озеро покрыто льдом и возможно пробурить его со льда и добыть колонку отложений. Для этого используется специальный бур с пробоотборником длиной 1 м. Бур наращивается штангами, так что можно из одной скважины достать колонку отложений длиной в несколько метров. Нам удавалось пройти в среднем 4 метра, а пробурено было 20 скважин. Самый важный результат – обнаружение следов культурного слоя (обожженного камня, пятен прокала, многочисленных углей, фрагментов кости) в северо-восточной части современного озера на глубине порядка 3 м в толще озерных илов. Если учесть, что глубина самого озера в этой части достигает метра, можно заключить, что во времена раннего Гнездова уровень озера был примерно на 4 метра ниже, а его берег отстоял от современного на 10-15 м. Из пробуренных скважин были отобраны образцы на радиоуглеродное датирование и на анализ биосостава илов. Когда результаты анализов будут готовы, мы сможем точно узнать, когда образовалось озеро, когда началась его экспансия и как изменялась его глубина с течением времени. Это поможет лучше интерпретировать следы хозяйственной деятельности, ранее обнаруженные на берегу Бездонки, и понять, почему позднее эта деятельность была перенесена с Бездонки на другие участки поймы Днепра.
Если летние полевые археологические исследования – это большой труд, то зимние работы – это почти подвиг. Мы работали весь короткий зимний световой день, с 8 до 17 часов. Особенно тяжело пришлось тем, кто, метр за метром, загонял бур в толщу озерных отложений, разбирал и собирал обледеневшие детали оборудования. Но и тем, кто описывал на морозе полученный керн и отбирал пробы, тоже было нелегко. В нашей зимней экспедиции приняли участие, как сотрудники отдела археологических памятников, так и волонтеры: С.А. Авдусина, С.С. Зозуля, С.Ю. Каинов, М.А. Ключников, В.В. Мурашева, С.А. Рузанова, А.Улитин,  А.А. Фетисов, А.В. Шапиро, А.О. Шевцов. Работы были бы невозможны без участия доцента кафедры геоморфологии географического факультета МГУ А.В. Панина и ст.научн.сотр. Института географии РАН М.А. Бронниковой.